Что делать трудящимся казахстанцам с низкой заработной платой, которой им едва хватает, чтобы прокормиться самим, не говоря уж о том, чтобы им сойтись с любимыми, создать семьи, завести детей? Остановить работу, да и потребовать от капиталиста повышения заработной платы, как это делает весь цивилизованный мир на протяжении двух-трёх столетий? Но, по мнению министра национальной экономики Казахстана Алибека Куантырова, это не так. По мнению этого министра, казахским трудящимся должно быть стыдно даже обращаться за помощью к «любимому» буржуазному государству.

  • «Самый главный лайфхак — не лениться, находить возможности для заработка, стремиться к получению образования», — заявил этот политик.

«Оригинальная» точка зрения. Но вот только чем это она лучше добренького пожелания комнатного либерала, спорящего о политике на кухне с соседом-коммунистом, — не совсем понятно. Ну, допустим, я не буду лениться, буду работать без выходных, — и вместо 100 тысяч тенге буду получать 120 тысяч тенге. И как это позволит мне стать респектабельным женихом, приобрести трех-комнатную квартиру в центре Алматы, автомобиль (хотя бы «Гольф»), да пополнить свой гардероб разнообразной одеждой и рацион — вкусной и здоровой пищей? Непонятно. Но даже если бы моя зарплата и выросла до миллиона тенге, то непонятно и то, ЗАЧЕМ МНЕ ТАК ЖИТЬ, если я пашу без выходных, не хожу ни в кафе, ни на футбол, ни на рыбалку, ни на встречу с друзьями, а просто работаю-работаю-работаю? Ради чего я работаю? Ради красивых предметов? Но мне некогда ими пользоваться! Зачем тогда они мне нужны?

И что мне даст образование в обществе, в котором все «возможности для заработка» определяются только родственными связями? В котором детям капиталистов достаются лишь капиталы, а детям рабочих достаётся лишь работа (и то не всем!)? Образование. Ну отучился я на слесаря, на врача, на учителя, на строителя… И что с того? Как высшее образование поможет мне зарабатывать мне 1 млн. тенге, а не 100 тыс. тенге? Ну или, быть может, мне стоит пойти учиться на юриста, на политолога, на экономиста? Но, увы, там все «рабочие» места плотно заняты детишками действующих юристов, политиков и бизнесменов. Придётся идти работать грузчиком, дворником, разнорабочим на стройку… А то и вовсе сидеть без работы!

  • «Думаю, многие из нас сталкивались с принципами меритократии, когда люди работали над собой и имели успех. В Казахстане таких примеров достаточно. Надо учиться, надо работать над собой, какие бы трудности ни были», — продолжил свою пламенную речь Куантыров.

Ну да, ну да! Ну да! Какой-нибудь классический сынок бизнесмена из 90-х, нажившегося на расхищении социалистического имущества, прочитал умную книжку, получил в наследство с десяток заводов и затем принялся всем рассказывать об успехе, которого он «добился своими силами». Правда, таких примеров на весь Казахстан наберётся всего 1-2% от населения. Но зато они все окружают нашего министра, и у того создаётся ложное впечатление, будто ТАК «успешно» живёт вся страна.

  • «Приходится привлекать иностранную рабочую силу, запрашивать квоты либо привозить рабочую силу на сезонные работы из других областей», — заявил Алибек, жалуясь на то, что в Атырауской области рабочие отказываются работать даже за 200-250 тыс. тенге в месяц.

Почему этот министр заявил только о зарплате, проигнорировав вопрос об условиях труда, о рабочем графике, о тамошних ценах? Ведь ни одного раба даже за миллион тенге не заставишь работать, например, на такой работе, где он рискует расстаться с жизнью, стать инвалидом, лишиться человеческого достоинства. То ли дело — мигранты, которые об условиях труда узнают, лишь оказавшись на производственном объекте! Ну и вот ещё последний вопрос неуважаемому буржуазному министру: а вот за какие деньги в Атырауской области трудятся рабочие-мигранты? Ибо если их заработные платы ниже заявленных 200-250 тыс. тенге, то проблема не столько в местных рабочих, которые «не хотят работать» за такие деньги, сколько в местных капиталистах, которые предпочитают мигрантам платить дешевле!

В. Полыхаев