Один хороший читатель прислал нам замечательную статью за авторством некоего Петьки Кондрашова. Что это за перец, мы не в курсе, с его работами не знакомы, поэтому будем СПАМить — Судить По Адному Матчу. Начнём с того, что эта самая статья описывает будущее современного капитализма (у современного капитализма есть будущее? Вот сюрприз!), но при этом автор данного Ш-шедевра, дающий рецензию на монографию от политологов из Института философии и права УрО РАН Л. Фишмана, В. Мартьянова и Д. Давыдова, неустанно оперирует ненаучными, совершенно размытыми, прямо немарксистскими категориями, словесное обозначение которых, казалось бы, супер-пупер-новомодное, но значение которых устарело лет эдак +100500 назад. Наш товарищ попросил нас дать критику этой статье. Кто мы такие, чтобы отказать ему? Поэтому доставайте пиво, чипсы, сухари, усаживайтесь поудобнее — и погнали! Будет весело!

Итак. Тем, что «мы живём в особую эпоху радикальных и почти молниеносных перемен», нашего Петеньку «не удивить». Наш Петенька — мудрец ещё тот! Нуачо! Пережил две мировые войны и Гражданскую, видел раскулачивание справных хозяйчиков, встречал триллионы невинно-репрессированных жертв коммунистического тоталитаризма, видел пустые полки магазинов и плохих коммунистов, которые всё это великолепие развалили. Поэтому наш Петенька записался в сторонники святаго рыночка!

Наш Петенька говорит «не только о коронавирусе» (от которого мы все умрём) и «не только об изменении климата» (провоцирующем безработицу и развал промышленности в странах бывшего соцлагеря), но и о более «глобальных» проблемах и даже о «фундаментальных преобразованиях в самом основании капитализма»! (о, как!) Так что же это за фундаментальные преобразования такие произошли в основании капитализма, который, как нам уже известно, «функциональнее коммунизма»?

  • «Под воздействием различных факторов капитализм постоянно изменяется, превращаясь в поздний (Э. Мандель, Ф. Джеймисон), постиндустриальный (А. Турен, Вл. Иноземцев, Д. Котц, Дж. Хенрикс), когнитивный (А. Горц, Э. Руллани), коммуникативный (Дж. Дин), глобальный (А. Бузгалин), обнаруживая себя в виде безработного капитализма (У Бек), капитализма платформ (Н. Срничек) и технокапитализма (Л. Суарес-Вилла), постфордизма (Д. Гартман, К. Кумар) и даже посткапитализма (П. Мэйсон, Д. Давыдов); вчера ещё прогрессивный (Дж. Стиглиц), а сегодня уже – катастрофический (Дж.Б. Фостер)…», — пишет Петя, ссылаясь на массу «научных» авторитетов.

Итак. По словам Петечки, капитализм стал «поздним», «постиндустриальным». Нынче капитализм стал «когнитивным», «коммуникативным», «безработным», «платформенным», «технокапиталистическим», «постфордистским». И даже (о, ужас!) «посткапиталистическим»! «Ещё вчера прогрессивный» — сегодня «уже катастрофический»!

Ну как вам? Всё понятно? И после этого нас — коммунистов — обвиняют в «неясности формулировок» и в «словесных новоделах»! Те, кто нас обвиняет, видимо, не читали произведений нашего Петечки, который горы буржуазной литературы перелопатил, чтобы сванговать-таки «будущее» современного капитализма.

Работал Петя, работал пуще марксов всяких и лениных, и наткнулся на новое открытие от наших неполживых буржуазных учёных мужей! (не смейтесь!). И что же это за великое открытие, которое должно опрокинуть марксистскую политэкономию и доказать несостоятельность коммунизма? Это (пам-парам-пам-пам!) «рентный капитализм» (курсив — его). Этот столь «неожиданный вектор» развития капитализма открыл не кто-нибудь, а настоящие «известные политологи» из целого Института философии и права УрО РАН Л. Фишман, В. Мартьянов и Д. Давыдов (вопрос: а кто это?), представив своё открытие в виде одноименной монографии, «важная особенность» которой заключается в… (уже сгораем от нетерпения!) «возрождении политэкономического подхода к анализу современного общества, в отл. от господствующего ныне подхода, основанного на economics» (курсив его).

Наших учёных, как и нашего Петеньку, не устраивает то, что «в economics все этико-социальные и культурно-исторические компоненты элиминированы». Г-ну Кондрашову очень сильно хотелось бы, чтобы «в рамках политэкономии изучались все (экономические, технические, технологические, социальные, демографические, политические) условия процесса мат. воспроизводства общественного бытия, а также моральные репрезентации этого бытия в сознании людей» (курсив его). То есть, Петька (наш великий гений) Кондрашов, опираясь на авторитет буржуазных учёных, резко отвергает метафизическое рассмотрение экономики через призму economics. А потому Петьке подавай целостную картину мира, какая представлена в «Капитале» Маркса? (ага, ща! разбежались!)

Но Маркс «безнадёжно устарел»! Об этом «точно знает» каждый фашист и каждый либерал. Поэтому нашему привередливому Петьке подавай теорию «поновее»! Такую, напр., как «Имманентная логика становления рентного общества» (интересно!). Читаем:

«С точки зрения авторов, после второй мировой войны на основе кейнсианской модели капитализма и влияния советских практик из недр фордистского общества в западных странах сформировалось государство всеобщего благоденствия, которое по своему существу было  социальнымдемократическим  и  эгалитарным

Базисными основаниями этого общества открытого типа были четыре фактора:

– ресурсная обеспеченность стран центра капиталистической миросистемы, что было прямо связано с эксплуатацией природы и трудовых ресурсов стран полупериферии и периферии и мировым неравенством;

– «фактически модель государства всеобщего благосостояния на Западе была успешна только в условиях глобальной технологической монополии, когда остальной мир представлял рынки сбыта и источники сырья»;

– это общество за счёт обеспеченности сырьевой базой и почти полной индустриализации в наиболее развитых капиталистических странах было связано с массовым трудом в промышленности и сельском хозяйстве;

– в силу этого данное общество характеризовалось экономическим ростом и, соответственно, здесь работала производительная модель капитализма, когда экономический рост и увеличение трудовых доходов населения (g) преобладали над темпами накопления капитала». (курсив его)

Тут поражает всё! А главное — глубина и непомерная ширина экономического познания авторами данного вопроса, о котором они тут взялись рассуждать, учитывая «все (экономические, технические, технологические, социальные, демографические, политические) условия процесса мат. воспроизводства общественного бытия, а также моральные репрезентации этого бытия в сознании людей».

Начнём с того, что, авторы нам очень многого недоговаривают. Например, что же такое «кейнсианская модель капитализма», какое конкретно влияние на кейнсианство оказывали «советские практики», в чём заключались «советские практики»? Что значит «государство всеобщего благоденствия», на территории которого одни жиреют, сидя на золотом унитазе, тогда как другим ожирение не грозит, в виду того, что еда с помойки черезчур диетична? Понятное дело, что относительное благополучие трудящихся в западных странах «было прямо связано с эксплуатацией природы и трудовых ресурсов стран полупериферии и периферии», но куда делись миллионы безработных и нищих? Для наших учёных и для нашего Петечки их не существовало, так как их наличие портит всю красоту и стройность их «Имманентной логики становления рентного общества».

Нам же непонятны и россказни про «экономический рост», которым «данное общество характеризовалось». Что ещё за «экономический рост» имеет в виду Петька, подпевающий буржуазным учёным? Прерывный или непрерывный? Для всех или только для кучки капиталистов, чиновников, интеллигенции и привилегированного слоя наёмных работников? А как же кризисы? Первый послевоенный мировой экономический кризис 1957-58-го годов! (Атас!) Экономический кризис 1973-79-го годов! Черный понедельник 1987-го года! Вот так экономический рост, заметный лишь для богатеньких! Причём кризис 1987-го года был настолько мощным, что без уничтожения СССР, без захвата новых рынков капитализм скатился бы в «пандемию коронавируса» уже к началу 90-х!

И о методах этого самого накопления ничего не говорится ни Петром, ни его монографистами. Говорят они про абстрактный, благословенный Запад. Если подразумевают США, то, почему-то, «вдруг» не рассказывают о том, как США вламывались, грабили и убивали всех подряд на американском континенте. Как вторгались в Кубу, Колумбию по нескольку раз. Как американская армия, защищая интересы буржуев, без суда и следствия убивала людей в Уругвае, Парагвае, Чили, Эквадоре, Никарагуа, Боливии и так далее. По горло в крови эти «накопители» капитала.

Ну а о том, что якобы «экономический рост и увеличение трудовых доходов населения (g) преобладали над темпами накопления капитала», расскажите, пожалуйста, им:

Им:

И им:

Думаем, эти-то граждане по достоинству оценят всю прогрессивность ихней «Имманентной логики становления рентного общества».

  • «Такое положение дел детерминировало и соответствующую социальную структуру, которая, с одной стороны, воспроизводила классическую классовую стратификацию (буржуазия/трудящиеся), а с другой – поскольку имел место рост доходов и улучшение быта всех групп населения, – опиралась на обуржуазивание значительной части рабочего класса, интеллигенции, фермеров (происходило сокращение социального неравенства)», — пишет Петенька.

Поправка: не беззубое «буржуазия/трудящиеся», а «буржуазия/пролетариат/межклассовые прослойки населения». И не беззубая т.н. «стратификация», а «классовое расслоение общества». Так будет вернее.

О сокращении социального неравенства как за счёт «эксплуатации природы и трудовых ресурсов стран полупериферии и периферии», так и под давлением революционизирующегося пролетариата и других межклассовых прослоек населения западных кап. стран, вдохновлённых победным опытом Советских революционных рабочих, не спорит даже сам П. Кондрашов, опирающийся на авторитет великих учёных. Однако ни сам Петенька, ни сами великие учёные не говорят о колониальной системе, свойственной империализму, как высшей стадии капитализма. Они не называют грабёж грабежом. Молчат и о вывозе капиталов из «развитых» стран в колонии. Да-да! Колонии использовались не только в качестве источника сырья и рынков сбыта, но и в качестве источника дешёвой рабочей силы, которая денно и нощно производила массу товаров широкого потребления для западных брендов поставляемых и на западные и на мировые рынки! Наш Петенька и его учителя как-то об этом говорить не особенно хотят. Зато мы очень-очень хотим об этом с ними побеседовать.

  • «Стабилизирующим и цементирующим в этой структуре стал постоянно растущий средний класс, который оказывался социально обеспеченным и в силу этого политически лояльным», — заявил Петруша.

Опять мутные россказни про какой-то мутный «средний класс», которого нет нигде и в помине. А есть всего-то подкупленная и прикормленная прослойка рабочего класса, лояльная буржуазии, мелкая буржуазия, ну и плюс та часть творческой и технической интеллигенции, которая относится к «говну нации» и т.д…

По мнению нашего славного Петеньки и Святой Троицы, «стабилизирующим и цементирующим в этой структуре стал постоянно растущий средний класс, который оказывался социально обеспеченным и в силу этого политически лояльным» (курсив его). Тут есть прямая ложь в словах «постоянно растущий средний класс». Ибо слой обеспеченных интеллигентов, привилегированных рабочих, мелкой буржуазии и чиновничества рос только в периоды оживления и подъёма. А в периоды кризисов и депрессий львиная их доля оказывалась на помойке. Это закон капитализма! Его нельзя игнорировать. Но его взяли и бессовестно проигнорировали! Но Петенька же не специально? Хотелось бы нам надеяться, что он просто ошибся, поверив трём старым шарлатанам на зарплате у куркулей. Сделаем вид, что мы его простили.

  • «Росли многообразные формы социальной мобильности, расширялись политические и экономические права и свободы, становилось более доступным образование и здравоохранение. В этот период реально действовали демократические институты, ибо широкие массы населения как активные субъекты действительно участвовали в политике», — продолжает сверкать своими познаниями Петя.

Почему бы нашим «умникам» не перечислить ВСЕ «многообразные формы социальной мобильности»? Почему бы им не указать на ТЕМПЫ роста этих пресловутых «многообразных форм социальной мобильности»? А за какие же заслуги и для каких конкретно групп населения, были доступны все вот эти «многообразные формы социальной мобильности»? Опять ни слова о том, как решались проблемы, за чей счёт, и кто в проблемах виноват. И ни слова об источниках данных! Мы-де должны поверить на слово нашему Петрушке и его авторитетным учёным! И даже признавая объективное «наличие социальных противоречий, стационарной безработицы, расовой сегрегации», Петя этой вот публицистикой создаёт впечатление очередного «бизнесмена», который названивает нашим дорогим товарищам и пытается втюхать им «систему их правильного питания», без которой наши сеньориты вдруг «помрут молодыми и больными». Хотелось бы ответить ему словами безымянных классиков:

«Агрессивно бомбишь людей своим продуктом, как обыкновенный рекламщик. Если всем так пропихиваешь свои идеи, то совершенно неудивительно, что никто за тобой не идет. Пытаешься людей насильно заставить поверить в свою идеологию, не хочешь признать, что человек имеет полное право отрицать функциональность капитализма и при этом быть рассудительным и адекватным с активной гражданской позицией.»

А Мартина Лютера Кинга просто так убили, потому что его было «не замазать». «Отлично решили» г-да проблему социального расслоения! Аж на все деньги выступили!

Но, несмотря на все беды и невзгоды, «наиболее опасные социальные группы, — пишет Петька, — так или иначе были обеспечены разного рода пособиями, выплатами, льготами». Мамма-миа! Сколько тут метафизических абстракций в одном-то ма-а-а-аленьком предложении! Какие именно «наиболее опасные социальные группы»? Какими конкретно «пособиями, выплатами, льготами» буржуи заткнули рот этим вот неназванным «наиболее опасным социальным группам»? Что значит фраза «так или иначе»? Их читатель должен сам в своей голове сфантазировать некое райское житие-бытие, вдруг ниспосланное по доброте душевной с барского плеча западным нищебродам? Таким образом и создаются ложные представления человека о том или ином предмете или о процессе, о том или ином явлении или событии! Ни слова о том, кто получил эти привилегии, как они действовали — эти права, за счёт чего и так далее…

  • «Эти экономические и социально-политические условия детерминировали своеобразную трудовую мораль, согласно которой сначала надо трудиться, чтобы заработать, а уж потом наслаждаться. Ее элементы частью связаны и с протестантской этикой, и со старым духом капитализма, и с социалистическими идеями права на труд», — пишет Пётр.

Говоря человеческим языком, в наиболее привилегированных прослойках рабочего класса пролетарские мораль и идеология были густо разбавлены элементами буржуазной морали и буржуазной идеологии. «Рабочим угодить и буржуазию не обидеть!» Вот она — идейно-нравственная основа западного оппортунизма второй половины 20-го века. Именно этими взглядами по сей день и руководствуются «вожди» большинства западных «социалистических» и «коммунистических» партий и прочих организаций.

Однако недолго на Западе длился праздник «всеобщего благоденствия» так называемого «среднего класса» за счёт порабощения и грабежа трудящихся со всего мира и рабочих-мигрантов, эвакуирующихся на Запад в целях поиска работы и хлеба (о мигрантах наш Петенька и эти его «эксперты» тоже как-то «нечаянно забыли»). Вскоре началась веселуха! Читаем:

«Однако в конце 1970-х гг. началось свёртывание социального государства по всем направлениям. Авторы, рассматривая это явление в связи с глобализационными процессами, выделяют следующие его причины:

– обнаружилась исчерпанность ресурсов в мировом масштабе. Механизмы инфраструктурной ренты, посредством которых поддерживались и обеспечивались социальная стабильность, относительное равенство, рост доходов в странах центра, перестают действовать;

– ресурсная эксплуатация стран периферии и полупериферии постепенно сходит на нет, что связано и с крахом колониальной системы, и с упомянутой ресурсной исчерпанностью;

– в связи с этим, а также в связи с ростом постиндустриального производства и сферы услуг, постфордистских тенденций, компьютеризации и цифровизации экономики, начинается техническое замещение живой рабочей силы, т.е. происходит постепенное сокращение массового труда; всё меньшая часть трудоспособного населения принимает участие в создании национального богатства, а большая часть превращается в социальные слои, живущие на разного рода «ренты»;

–мировая экономика вступает в фазу стагнации и даже спада; экономический рост прекращается не только в странах периферии, но и в странах центра: «В исторической перспективе глобальная рентная модель капитализма усиливается, так как прибыль на капитал (r) начинает превышать общие темпы экономического роста (g), что выражается формулой r > g». (курсив его)

Видимо, как-то слишком дорого капиталистам в условиях кризиса обошлось содержание рабочей аристократии, высокооплачиваемой интеллигенции и прочих элементов «среднего класса». И эти господа хором начали орать про «исчерпанность ресурсов в мировом масштабе». Всё бы ничего, но прошло более сорока лет, а ресурсы планеты до сих пор не исчерпались! О том, как «ресурсная эксплуатация стран периферии и полупериферии постепенно сходит на нет» (это в конце 70-х-то 20-го века!), мы можем видеть на примере как Ресурсной Федерации, так и Назарбаевстана (в начале 20-х 21-го века!), из которых полезные ископаемые нефте-газовыми «королями» до сих пор выкачиваются и вывозятся на мировой рынок. Но зато за «исчерпывающей» риторикой торчат волчьи уши старого-доброго мальтузианства, воющего про «перенаселение планеты» и про «необходимость это население немножечко подсократить» — лишь бы ни в коем случае не передавать ресурсы Земли в общенародную собственность и пользование!

Петенька оперирует термином «постиндустриальное общество», не утруждая себя ни самостоятельной дачей определения этому странному понятию, ни предоставлением ссылок на его определение. Неужели, по мнению Петеньки, данный термин является «общепринятым» и «всем понятным»? Ну тогда для Петеньки у нас не очень хорошие новости!

Да и кто сказал нашему Петеньке о том, что основная масса «живой рабочей силы» замещается именно технически? Где научные данные? Где ссылки на документы исследований? А зачем? пусть читатель поверит на слово! Мы же полагаем, что машина не способна заменить заводского рабочего на заводе, который (завод) просто перестаёт существовать в данном конкретном месте. Про то, как буржуазия вывозит производительные мощности в т.н. «страны третьего мира» — нам известно. Про то, как все бывшие заводские рабочие вынуждены переходить в сферу услуг и непроизводительного труда — нам известно. Но вот про то, как рабочих на заводах заменяют машины, — нам известно как о единичных случаях, а не как об общей тенденции. Итак. Если заводы перемещаются из «стран первого мира» в «страны третьего мира», то капиталистам нет нужды макс. автоматизировать производство, поскольку скачок в их технологиях производства приведёт к ускорению экономических процессов, к массовой безработице, к избытку товаров, к резкому перегрузу мирового рынка и полному экономическому коллапсу, прикрывать который им придётся старой-доброй «пандемией коронавируса».

Итак. Из неполживых слов «В исторической перспективе глобальная рентная модель капитализма усиливается, так как прибыль на капитал (r) начинает превышать общие темпы экономич. роста (g), что выраж. формулой r > g» (курсив его), мы ясно видим признание Петенькой и его учёными открытого «устаревшим» Марксом в его работе «Капитал» и дополненного Лениным в его работе «Империализм. как высшая стадия капитализма» закона абсолютного и относительного обнищания пролетариата в конкр. условиях как раннего капитализма, так и его высшей стадии империализма. Вопрос: если вы, г-да, признали один из столпов марксизма, то почему бы вам не встать на позиции коммунистов? Зачем же вам заново «изобретать велосипед»? Выходит, что так называемый «рентный капитализм» — это классический «волчий» капитализм, не прикрытый «социальной политикой», «социальными подачками», а явно оскаливший зубы в условиях кризиса, словно показывая рабочему классу, кто тут Хозяин, у кого тут плётка, и кто тут должен заткнуть рот и смиренно пахать ради создания отчуждаемой в пользу капиталистов прибавочной стоимости! А то, что было ДО начала «свёртывания социального государства по всем направлениям», как оказалось — это не преодоление законов Маркса, а всего лишь их маскировка путём раздутия социалки, срываемая нашим взором на колониальные страны и уровень жизни рабочего класса и трудящихся масс ТАМ!

И заметьте как хитро написано по сути следующее: рабочих выкинули с работ и дали им пособия и кредиты. Т.е. загнали в долги и нищету. А как написано ведь красиво, ловко и подло: «всё меньшая часть трудоспособного населения принимает участие в создании национального богатства, а большая часть превращается в социальные слои, живущие на разного рода «ренты»».

Зачастую люди утрачивают смысл жизни в таких ситуациях. Жить становится не для чего мещанину. Шикарный дом с бассейном, дорогое авто, поездки на Багамы, холопы — всё пропало, всё раздавлено. И вот остаётся квартира в кредит, машина в кредит, жена, которая терпит житуху с ним просто из нужды, а улучшить жизнь он не может никак. Особенно, если не изучает мл-теорию. Т.е., перед нами появляется типичный «никчёмный инцел», которого можно легко подбить на всё что угодно Хозяевам. Хоть на рейд-камикадзе. Потому что буржуазное бытие разбило весь маня-мирок мещанина.

И вот, наши господа договорились до того, что якобы «всё меньшая часть трудоспособного населения принимает участие в создании национального богатства, а большая часть превращается в социальные слои, живущие на разного рода «ренты»». То есть — массы населения будто бы паразитируют на ничтожной кучке угнетённых пролетариев! И это — после того, как учёными «обнаружилась исчерпанность ресурсов в мировом масштабе», и всецело «началось свёртывание социального государства по всем направлениям»? Да уж, бедная Логика спряталась в уголке и тихо плачет после того, как её жестоко изнасиловали наши господа учёные…

Да и с выводом о «крахе колониальной системы» эти господа поторопились, словно «позабыв» о системе неоколониализма (прикрытой формальной нац. независимостью системой международной эксплуатации).

И вот, по словам наших горе-экономистов, «трансформируются социально-политические структурв» (что опечатались — не беда, сами этим грешим). Но как «трансформируются» эти «структуры»? Читаем далее:

««В обществе сокращающегося труда наблюдается постоянное и повсеместное расширение безработицы, которую всё сложнее будет компенсировать с помощью модели социального государства, рассчитанной на экономический рост. Всё большее количество людей оказывается вне глобальных производственных цепочек в мироэкономике. Оплата рентных компенсаций растущей массы нерентабельного населения через механизмы социального государства становится все более серьезной нагрузкой для национальных бюджетов».

В этих новых социально-экономических условиях государству и высшей элите приходится лавировать между различными социальными группами, требующими всё больше рент, льгот, подачек, преференций, привилегий как чего-то само собой разумеющегося. Особенно это лавирование касается опасных, потенциально протестных групп безработных, прекариата, «лишних людей», необеспеченной молодёжи.

В этой ситуации единственным активным политическим субъектом становится усиливающееся недемократическое и неэгалитарное государство, занимающееся распределением рент различным социальным группам: одних оно назначает достойными той или иной ренты, приближает к «кормушке», других этих рент лишает, «отлучает от благодати». Недолго просуществовавшее социальное государство снова трансформировалось в государство естественное, «раздающее привилегии и ренты в основном имущим классам»». (курсив его)

«В обществе сокращающегося труда…». То, что наши дорогие учёные вместе с Петечкой даром жрут свой хлеб с икрой, вовсе не означает, что рабочие стали работать сколько-то меньше. Что рабочая сила в условиях вывоза капиталов, крайне усугублённого экономическим кризисом, из производительной сферы перетекает в сферу непроизводительную, вовсе не означает того факта, что люди стали работать меньше! Доказательством тому служит относительно низкий уровень безработицы во всём мире. Если бы слова наших «учёных», которых с пеной у рта цитирует Петя, отражали объективную реальность, то улицы всех городов во всех странах мира были бы переполнены бунтующими безработными, а-ля сюжет бессмертного «Джокера»! Но, всё же, несмотря на это, безработица растёт, уровень жизни народных масс снижается. Буржуазия всех стран не сумела найти выход из кризиса и была вынуждена пойти на тотальный «коронавирусный» обман всех народов мира. В это самое время стремительно нарастает антиколониальное движение в колонизированных странах, предвещая собой уже не мнимый, а действительный, крах всей, ныне существующей, колониальной системы, как и начало нового распада системы империализма, доходящего аж до социалистических революций в некоторых отдельных странах.

И вот, по словам Петруши, «появляются новые ведущие социальные группы – креативный класс, технократия, резко увеличивающиеся в числе работники сферы услуг, IT-труженики; появл. и новые формы занятости (фрилансеры, удалённая работа, проектные сообщества)». Допустим! Но вот только с какого перепугу они были занесены в отдельный класс, отличный от пролетариата, буржуазии, мелкой буржуазии, интеллигенции — непонятно. Тем более, если мы знаем, что по всем ленинским критериям классов перечисленные выше «ведущие социальные группы» могут относиться как к пролетариату, так и к мелкой буржуазии или интеллигенции? Да и в чём конкретно «новые ведущие социальные группы» являются именно «ведущими» — Петенька нам также не поясняет. Примите, мол, на веру, господа-товарищи!

Тем более нам становится непонятно и то, как же происходит «сокращение доходов у всех групп населения (кроме небольшой высшей элиты)» в таких условиях, когда «большая часть (населения — прим. РРБ) превращается в социальные слои, живущие на разного рода «ренты»? И каким непонятным для нас образом «это ведет к появлению новых опасных классов: постоянно и временно безработныхпрекариата, «лишних людей» (курсив его) — таких групп, «которые требуют всё больших объёмов ренты для поддержания своей жизнедеятельности»», когда все эти «опасные классы» живут «рентой» — то есть, за счёт чужого труда? Да и куда подевались отмеченные выше «новые ведущие социальные группы» в условиях «всеобщего перехода на ренту» и массовой люмпенизации? А сфера услуг? А рекламщики, мерчендайзеры, курьеры, продавцы — это тоже «рентщики»? ХЗ!

Неужели этим нашим постиндустриальным «друзьям» уж так трудно процессы всеобщего наступления в край «усиливающегося недемократического и неэгалитарного государства» (курсив его) честно назвать политической реакцией и фашизацией государственной машины? Зачем выдумывать все эти «неэгалитарные» словечки — непонятно!

  • «В этих условиях расцветает новая – антитрудовая, рентная, попрошайническая и паразитическая (пусть и объективно вынужденная) – мораль, основанная на восприятии привилегий, рент, льгот, пособий как чего-то естественного. Ее суть: не хочу работать, но хочу жить достойно, — а значит, государство обязано мне эту жизнь обеспечить уже потому, что я полноправный гражданин этого государства», — жалуется Петенька.

Ой-ой-ой! Одни попрошайки кругом! А вот непрекращающегося из года в год, нарастающего забастовочного движения заводских и фабричных рабочих, работников транспорта и авиации, железнодорожников и шахтёров Петька не видит. Их как бы нету! Ладно, не будем переубеждать Петечку пусть гуляет в потёмках!

  • «Сегодня граждане получают свои привилегии и права (по сравнению с мигрантами, гастарбайтерами, иностранцами) не в силу своих вассальных военно-трудовых повинностей в пользу сюзерена (как при феодализме), но лишь в силу места своего рождения. В таких условиях «эти привилегии уже выглядят исключительно как банальный источник ренты». Гражданин уверен, что государство всё это ему должно. (Впрочем, сегодня уже мы наблюдаем ситуацию, когда оказывается, что «государство никому ничего не должно»)», — блещет «умом» апостол Пётр.

О, как! Про мигрантов «вспомнил»! Браво, Пётр, браво! Не пройдёт и десяти лет — он и бастующих рабочих для себя откроет! Ну а пока что он всего лишь продолжает цитировать этих своих… «экономистов»: «Переход к обществу, в котором большинство открыто стремится стать рантье, если не закономерен, то ожидаем… Есть основания предполагать, что именно это и происходит сегодня». С чего они взяли, что большинство «стремится стать рантье»? Откуда? Где результаты исследований? У нас же «есть основания предполагать», что своё желание греть пузо на Канарах и получать за это деньги эти наши высокообразованные господа механически переносят на большинство общества.

И вот Петя переходит к вопросу: «Глобальные перспективы рентизации«. Читаем:

«Хотя «нарисованная картина рентного общества носит гипотетический характер»», и оно «ещё не стало реальностью», исследование развития сквозь призму процессов рентизации позволяет не только увидеть в совершенно новом ракурсе прошлое и настоящее, но и заглянуть в будущееПерспективные альтернативы будущего, обрисованные в монографии, безусловно, реалистичны. В сложившейся ситуации, в структуре которой нарисованное «рентное общество» занимает своё ограниченное и органичное место, имеется два тренда развития.

Первый путь. Если процесс рентизации продолжится (а эта тенденция радикально усилилась в глобальном масштабе из-за коронавируса), то нас на уровне отдельных государств ждёт общество без массового труда и экономического роста, но с иерархией сословно-рентных групп, среди которых естественное недемократическое государство внеэкономическими методами распределяет ренты и привилегии, а большинство тех, кто не смог встроиться в новые социальные структуры, «с большей вероятностью ждут не комфортабельные социальные пособия, а сокращение …возможностей, прав и гарантий, вплоть до исключения из общества или прямого уничтожения». Такой «неофеодальный» вариант развития вполне вероятен. Уже сейчас имеет место тренд к формированию неолиберального феодализма как неограниченной диктатуры мировой элиты финансового капитала, основанной на радикальной эксплуатации и цифровом допуске к ресурсам (экономика), диктатуре (политика), тотальном контроле (социальная сфера), «репрессивно-толерантном» сознании масс (мораль). И вот структуре этого неофеодализма описанные в рецензируемой монографии механизмы рентного общества, ведущие к естественному государству как тотальному дистрибутивному неэгалитарному аппарату, вполне релевантны.

Второй путь связан с противоположной перспективой развития. Исследования (в том числе и авторов рецензируемой монографии) показывают, что в «теле» (пост)современного капитализма постепенно вызревают локусы совсем других экономических отношений, новые потребности, которые, в свою очередь, детерминируют новые общественные и межличностные отношения, основанные на доверии, внутригрупповой сплочённости и взаимопомощи, где доминируют социальные связи как таковые, а не социальный капитал, который надо куда-то «инвестировать», где экономика – это хозяйствование, обеспечение жизнедеятельности общества, а не хрематистика как обеспечение максимальной выгоды и/или погоня за рентой. Такое постепенно формирующееся общество можно было назвать неореципрокным сообществом. В монографии эта позитивная перспектива полагается так, что уже само рентное общество рассматривается «как возможная переходная стадия к социализму». Если негативный вариант развернётся сам собой, то для реализации позитивного тренда потребуются усилия всего мирового сообщества. Нам близок пафос авторов: они считают, что человечество в силах преодолеть отрицательные тенденции и вызовы рентизации и сознательно перенаправить их в позитивное русло.» (курсив его)

По поводу «первого пути»: Поскольку наш Петя, как и его учителя, не желают замечать числ. сократившийся, но не исчезнувший рабочий класс, в руках которого находится основание всего сущего — материальное производство, — поскольку, в головах этих сударей машины уже «вытеснили» всех рабочих, постольку вместо первого пути их ожидает пролетарский сюрприз образца 1917-го года!

Что касается второго пути, то и тут нэмае ничего нового. Наши учёные петечки обрисовывают кейнсианскую модель экономики и преподносят её в виде «переходной стадии к социализму. При этом недоговаривают о том, какой тип буржуазного государства будет возвышаться над таковым «социализмом». Передаём слово нашему читателю:

  • «Я ни слова не понял из этого отрезка, кроме того, что призрак социализма начинает прогладывать. Что такое: локусы? хрематистика? неореципрокное сообщество? Это так путанно они сказали, что безработица и кредиты приведут к ликвидации капитализма?», — заявил наш читатель.

«Критический анализ концепции»

Чтобы не показаться читателям ж@полизом, наш Петенька решил Святую Троицу немножечко и покритиковать. Мы согласимся с Петечкой в том, что господа «учёные» нагло «диверсифицировали» понятие «рента», свалив в кучу и капиталистическую прибыль, и прибыль мелкого собственника, и зарплату самих работников непроизводительного труда, и пособия по инвалидности, безработице, пенсии и т.д., Они просто размыли понятие «рента», запихнув в него и трудовые доходы тоже.

Далее наш Петенька справедливо упрекает Кумиров в том, что те в вопросе развития «рентного общества» рассматривают одни лишь «развитые страны», игнорируя «страны периферии». Но сам же Петруха при этом признаёт как мальтузианство, так и то, что «речь идёт о становлении некоего глобального общества» (естественно — «рентного»)!

Правильно упрекая этих буржуазных учёных в том, что, по их мнению, «на самом деле капиталистическое общество ещё более рентоориентировано, чем предшествующие, хотя официально поиск ренты в нём предстает как морально и инст-но легитимная погоня за сверхприбылью. Поэтому погоня за рентой при капитализме вездесуща» (курсив его), Петька противопоставляет им уже своё личное видение капитализма, «как общества, базирующегося на стремлении получать прибыль путём эксплуатации наёмного труда и непрерывного вложения средств в производственные и товарно-денежные циклы» (курсив его). Тут мы всецело на стороне Пети!

Помимо этого, Петька обнаружил в теории своих кумиров ещё один косяк характеризующийся нами как «неисторический подход»: «все виды ренты, по аналогии с земельной, восприн. как своего рода дары природы, которыми грех не воспользоваться. Такое отношение к ренте, по-видимому, характерно для человечества на всех этапах исторического развития» (курсив его). Браво!

Ну и без юмора тут наш Петька не обошёлся: «Наконец, такая историческая вездесущность ренты имеет под собою и антрополог. базис: «стремление к получению ренты, к жизни на ренту ест-но для людей и по мере развития человечества только прогрессирует». Впору вводить новое таксономическое понятие – Homo renticus» (курсив его) Браво! Браво! Браво! Аплодисменты!

Подводя итоги критике, Петя делает вывод о теории своих учёных, согласно которой т.н. «рента» является некой абстрактной сущностью, к которой якобы стремится вся мировая человеческая история, минуя этап за этапом соц-го развития, раскрывая свои внутренние противоречия. Для них «рента» есть нечто вечное, подобное «абсолютной идее» Гегеля, которая определяет всё сущее в человеческой природе (вот и неогегельянство 21-го века подъехало!) и является венцом творения.

Ну и «заключение»!!!

Петька справедливо делает своим кумирам-учёным замечание по поводу того, что все эти «перечисленные «грехи» вступают в резкое противоречие с фактическим и аналитическим содержанием монографии» (верно!). «В ней речь идёт не столько о рентных отношениях, сколько об отношениях, осн. на преимуществах и привилегиях» (на чём конкр. основаны «преимущества» и «привилегии», не поясняют ни сами учёные, ни их фанат Петька!). «Более того, описанный выше рентный презентизм вступает в противоречие с действ-ой исторической точкой зрения авторов, которая обнаружила себя в анализе изменений морального отношения к ренте в связи с измен-ми в базисных (экономич., соц-ых) и надстроечных (социально-политических) структурах».

Короче говоря, занимая более прогрессивные, чем авторы сей монографии, позиции, наш Петенька сам недалеко ушёл от тех, кого он тут критикует. И вот поэтому для нашего Петеньки, даже «несмотря на всю свою концептуальную и методологическую «рыхлость», книга представляет огромный интерес для изучения современного мира и ростков будущего». О каком ещё «будущем» говорит наш Петрушка, не рассматривающий социализма, как первой фазы коммунизма, в качестве посткапиталистического будущего- непонятно. Ибо даже сами организаторы КВ-афёры не видят конца и краю организованной ими же имитации «страшной пандемии».

В. Полыхаев и Руслан Перов