Человеческая природа никоим образом не является постоянной величиной. Человек же — это есть часть природы. Но природа изменчива также, как и сам человек. Человек сознательно воздействует на природу, путём её переделки совместным трудом тем или иным образом организованных групп людей при помощи развивающихся науки и техники.

Многие говорят, что капитализм потому вечен, так как только он соответствует абстрактной «природе человека». Эти ораторы правы лишь относительно, но не абсолютно. Их правота притом временна, но не постоянна. Ибо изменение природы человеком ведёт к изменению природы человека. Изменяющийся человек изменяет орудия труда и воздействует на природу, изменяя её уже на более высокой технической основе, что ведёт уже к дальнейшему изменению человека на более высокой социальной основе. Тут прослеживается прямая диалектическая взаимосвязь между природой и обществом! А это уже прямо означает, что если капитализм таки-соответствует человеческой природе на ранних ступенях развития, то уже на поздних ступенях развития капитализма человеческая природа, как и человеческие научно-технические достижения, перерастают капитализм и выходят очень далеко за его узкие рамки. Человек мыслит много-много дальше возможностей капитализма, как общественно-экономического строя, — он становится революционером и строит теории и планы по построению нового общества. Так рождается и совершенствуется марксизм-ленинизм.

Чтобы воздействовать на внешнюю природу, люди соединяются в общество. Воздействуя на природу, люди приобретают продукты природы, сознательно преобразованные общественным трудом в более пригодный для потребления вид. Форма общественных отношений в процессе преобразования природы принимает вид той или иной общественно-экономической формации, того или иного строя, при котором люди особым образом организуются для переделки природы и продуктов природы. Развитие же (постепенное и скачкообразное) общественно-применяемых орудий труда — орудий воздействия на природу, — как и изменение самого человека, который в совокупности с орудиями труда представляет собою производительную силу общества, требует от общества социального перестроения (постепенного и скачкообразного, в зависимости от характера и количества изменений в орудиях труда). Таким вот образом, под воздействием изменения производительных сил общества первобытный строй сменился рабовладением. Рабовладение же сменилось феодализмом. Феодализм сменился капитализмом. На смену капитализму идёт коммунизм (социализм — это переходный этап от разрушения капитализма к построению полного коммунизма). Каждая из всех этих докоммунистических формаций, развиваясь лишь количественно, доходила до предела своего прогрессивного потенциала и уступала место новой формации, приходящей на это место революционно, полностью ломая все господствующие ранее экономические основы, нравственные устои, идейные ориентиры предыдущей формации, далее беспощадно добивая остаточные пережитки старой формации..

Ни один правящий класс той или иной общественно-экономической эпохи не уходил никогда с политической и исторической арены без боя, без оказания сопротивления тому классу, который им порождён, является его антагонистом и рвётся за рамки старой формации. Отжившие классы стремятся помешать своему антагонисту в его стремлении поменять общественное устройство, стремясь удержать и законсервировать старое. Однако эти попытки тщетны, поскольку такая смена исторически-необходима, так как в условиях нового общественного устройства можно будет в полной мере использовать орудия труда, переросшие в своём развитии старое общественное устройство, и с их помощью продолжить покорение сил природы с новыми силами и гораздо более высокими темпами. Отсюда возникает потребность масс в их силовом ниспровержении.

Народным массам становится необходимо в один определённый момент применить насилие против отжившего класса, против отжившего строя, чтобы перейти к новому строю. Такой момент подходит уже тогда, когда революция становится залогом выживания многомиллионных народных масс. Человек поднимается на революцию, чтобы спасти семью от голода, от унижения, от нищеты и от смерти. Так было всегда, во всех странах. И Россия тут никак не исключение. Тем более теперь, когда вымирание россиян приближается к 700 тысячам людей в год!

Фашизм не имеет национальной привязки. Фашизм — это классовое явление. Он возможен и уже присутствует в той или иной степени в любой стране мира — там, где буржуазия вынуждена защищаться и нападать в борьбе с рабочими протестами. Фашизм, по сути — это есть самозащитная реакция капитализма на революционную угрозу его уничтожения.

Многие говорят, что нынче «революция невозможна» потому-де, что нынче «общество деградирует». Это старое утверждение крайне далеко от истины. Деградация — относительна. Прогресс — абсолютен. Развиваясь, общество переходит от старого строя к новому. Условия для нового строя зарождается в условиях старого строя, в его рамках, разрастаются и ломают эти рамки. Однако чем дольше держится старый строй — тем сильнее загнивает он. Тем сильнее загнивают отношения между людьми. Тем сильнее загнивают и сами люди. Таким образом, народный протест против старого строя — это протест со стороны всего живого, здорового и свежего, что есть в обществе, против всего умирающего, больного и протухшего. Так, например, в эпоху издыхания феодализма, всеми силами тормозящего прогресс Человечества, стали всё чаще в «высших кругах» открыто проявляться групповые сексуальные оргии, совращение детей, гомосексуализм, пьянство и наркомания. Богачи бесились с жиру и навязывали народу свои гнилые взгляды. Буржуазная революция с этим всем покончила. Наука и культура в т.н. «Эпоху Возрождения» получили громадный потенциал и заменили собою праздное дармоедство погрязших в блуде стариков-феодалов. Однако, когда когда капитализм изжил сам себя, — всё это безобразие вновь расцвело пышным цветом! И оно подменило собою науку и культуру…

Народные массы, видя возможность другой жизни, отказываются от старой жизни. Так, например, человечество перешло от феодализма к капитализму, сломав сопротивление дворян и помещиков. В ту далёкую эпоху молодая и прогрессивная буржуазия, обладавшая передовым способом производства, передовыми идеями и передовым на то время образом жизни, возглавила борьбу народных масс против ставших абсолютно для народа бесполезными феодалов — и победила. Феодализм отправился на свалку истории, уступив место капитализму — буржуазному способу производства и общественных отношений.

Но и капитализм не стоял на месте. После своего рождения капитализм стал развиваться, он созрел, создал внутри себя условия для коммунистического строя:

  1. Монополизировал производство,
  2. Сконцентрировал капиталы,
  3. Централизовал управление экономикой,
  4. Собрал на заводах и фабриках сотни и тысячи рабочих.
  5. Задействовал миллионы рабочих в общественном производстве.
  6. Создал информационные технологии, благодаря которым возможно наиболее эффективное централизованное планирование экономики после революции, при социализме.

Однако, постепенно создавая условия для победы коммунизма, капитализм стал постепенно устаревать, кризисы стали повторяться всё чаще. Кризисы стали более продолжительными, более широкими, более глубокими. В итоге развитие капитализма — точнее, развитие общего упадка капитализма, — привело к тому, что текущий период — период 2008-2021 годов — является периодом сплошного, перманентного кризиса, всё реже и реже сменяющегося кратковременными периодами депрессии, дабы снова ударить по карманам трудящихся так, чтобы о революции не задумывался уже только ленивый. Из капиталистического круговорота выпали периоды оживления и подъёма. И даже сами буржуазные экономисты не знают, когда же этот кризис закончится. Коммунисты же говорят, что покончить с нынешним кризисом НЕВОЗМОЖНО, не покончив с капитализмом.

  • «Но ведь уход того или иного правящего класса с исторической арены ведёт к бедам!», — возражают некоторые.

Но не правящий ли класс, защищающий свою власть, устраивает народу эти беды? Вспомните германский фашизм! Как он возник?

Шёл 1919-й год! Немецкие солдаты возвращаются из России в Германию. Они пришли в Россию как интервенты, как воры, убийцы и насильники. А покинули Россию, уже будучи большевиками, революционерами, коммунистами. Они покинули Россию и вернулись в Германию, чтобы наказать всех ненавистных богачей, чтобы наказать Кайзера и чиновников за все беды, горе и лишения, которые принесла немецкому народу мировая война и интервенция в Россию.

В ходе же борьбы с богачами немецкие солдаты и рабочие создали Советы рабочих и солдатских депутатов! Создали свою немецкую Красную Армию и даже завоевали власть в двух областях Германии. Так появились Баварская и Бременская Советские республики.

Однако… революция в Германии оказалась слаба,. А коммунисты Германии оказались разрознены и не представляли из себя единой, централизованной силы. Богачи ввели войска на территорию Советских республик и утопили революцию в крови, учинив против трудящихся настоящий белый террор.

Наиболее рьяно в подавлении данной революции проявили себя фрайкоры, наиболее отмороженные элементы которых позднее стали ударной силой гитлеровской НСДАП в борьбе за власть в Германии.

Отсюда же следует, что если трудящиеся хотят жить и жить достойно — они должны бороться за новый строй. Чтобы победить — то нужно действовать организованно и беспощадно по отношению к богатым врагам революции и их приспешников из слоёв победнее. Проявим слабость — тогда мы погибнем сами, страдать будут наши дети и внуки, а страна повторит судьбу Германии, которая, жестоко задавив революцию, стремительными темпами пришла к фашистской диктатуре.

Меняются технологии, меняются люди. И только капитализм уже почти сто лет, с тех пор как вышел на импер. стадию развития, остаётся всё тем же! Данное противоречие ведёт к очень абсурдным результатам. Старый способ производства, способ управления новыми людьми и новыми технологиями из года в год становится всё более и более негодным и тормозит дальнейшее экономическое и общественное развитие. Заводы и фабрики производят уже СЛИШКОМ МНОГО ПРОДУКЦИИ. Но рабочие получают так мало зарплаты, что НЕ МОГУТ КУПИТЬ и малой доли того, что они и производят!.

На складах, в магазинах, на рынке залёживается огромный излишек товаров. Капиталисты под давлением иностранных конкурентов стремятся выжимать максимум прибыли, дабы получить наибольший запас прочности на период кризиса и не разориться. А потому они совсем не желают снижать цены на перепроизведённые товары, часть товаров уничтожают, часть производства сокращают, выгоняют миллионы рабочих на улицу (да без зарплаты), отчего резко усиливается конкуренция среди рабочих, зарплаты ещё стремительнее падают вниз, покупательная способность — тоже!

А это всё почему так? А всё потому, что между производством товаров и их потреблением лежит НЕОБХОДИМОСТЬ ПРОДАЖИ ТОВАРОВ, которая не может быть реализована из-за обнищания народных масс. Товар, пока он не продан — принадлежит капиталисту. Потому, что ему принадлежит завод, на котором был произведён этот товар.

Единственный выход из данного логического тупика, в который капитализм сам себя загнал — это уничтожение ПРАВА частной собственности на заводы и товары. Рабочие должны взять власть, завладеть заводами и провозгласить заводы (и пр. СП) общественной собственностью. Таким образом, товары уже в процессе своего производства будут принадлежать всему народу сразу и никому по-отдельности. И распределяться все товары будут по-труду (больше проработал — больше получил товарного эквивалента, который затем можно обменять на нужные тебе товары/услуги), а не по ренте. Товарный эквивалент (деньги) при социализме утрачивает свою накопительную функцию (капитал) и приобретает распределительную функцию (обмен), играя роль меры труда, обмениваемого на такое-то количество товаров/услуг.

Революция не спрашивает у тебя, на что готов лично ты, «уважаемый» трус. Напротив! Когда народу становится нечем кормить своих детей, так как вся еда принадлежит олигархам, а чтобы купить её — у народа нет никаких денег (угадайте-ка, у кого же все деньги?), — тогда народ и идёт на революцию (это — путинистам). Особенно на революцию рвутся те, кому из-за их финансового положения при капитализме не суждено иметь ни жены, ни детей! В таком вот случае старое общественное устройство совершенно не позволяет человеку удовлетворить его элементарную, биологическую потребность! Удерживать обманом или силой ТАКОГО человека от революции — смертельный грех (у верующих) и преступление против Человечности (у атеистов)! Так как только революция способна решить проблему продолжения рода таких граждан и проблему вымирания России в целом.

Сытого рабочего, у которого и семья сытая, — хрен ты на кипеш поднимешь! Если же рабочий поднялся с оружием против власти — значит его семья УЖЕ ДО РЕВОЛЮЦИИ оказалась в опасности (это — путинистам)! Значит лишь то, существующий строй на нынешнем этапе экономического развития является уже настолько варварским и непригодным для человеческого существования, что к нему нетерпимым становится абсолютное большинство народа.

Революция — не любит лишней болтовни, а потому она не спрашивает у нас, хотим ли мы её или же не хотим. Если мы все такие из себя добропорядочные, законопослушные и относительно обеспеченные граждане, живущие где-то в стороне от фабрично-заводской, пролетарской жизни, ревниво соблюдающие «социальную дистанцию» и не снимающие мед. масок даже во время еды, то революция застаёт нас врасплох. Она ставит нас перед фактом самого своего появления. Либо принимай новую жизнь, товарищ-щ-щ ЫнтеллихЭнт — либо борись за возвращение старой (но тогда ты пойдёшь против всей страны!).

Когда условия капиталистического кризиса становятся несовместимыми с выживанием народа — народ этот предпринимает попытку изменить условия обитания, попытку переустроить общественное устройство. Попытки бывают успешными, а бывают и неудачными. Бывает и так, что народ находит путь к улучшению жизни вслепую, уже в ходе революции, терпя огромные потери. Ну а если рабочие сумеют изучить опыт многих предыдущих революций, создать предварительно организации новой Советской власти задолго до революции, если рабочие создадут для защиты Советов военизированные структуры (Красную гвардию, Красную Армию), могущую задавить контрреволюцию ещё до того, как она устроит террор против масс — жертвы можно будет свести к минимуму. Против рабочей политической Партии, общероссийской системы Советов и Красной Армии ни один «патриотический» пидорюга и пискнуть не посмеет.

Я, как и ты, «уважаемый» путинист, хотел бы обойтись вообще без жертв, — я тоже хотел бы, чтобы буржуи отдали рабочим и народным массам власть и собственность добровольно. Однако не будет этого. Ибо буржуазия пойдёт на любые преступления, чтобы сохранить свою власть и капиталы. Они готовы ЗА КОПЕЕЧКУ удавиться. А ради власти, ради влияния и больших капиталов — они ничем не побрезгуют. Они и мировые войны развязывали, и мирные города атомным оружием бомбили, и рабочие демонстрации расстреливали, и индейцев под корень вырезали — всё это ради земли, ради богатства, ради власти. Это — наш злейший классовый враг. И он пока что у власти во всём мире, в каждой отдельной кап. стране. Нужна основательная теоретическая, моральная и организационная подготовка рабочих масс, чтобы суметь этого врага победить во всех странах мира! Нужен стачечный опыт! Необходим опыт ведения полиции и охранки за нос! А для этого нам требуется отбросить великорусский национализм и великопутинский шовинизм, остро необходимо отбросить веру в «поднимание с колен», веру в спасительную силу Путина и глупенькое добродушие к капиталистическим врагам народа — чубайсам и абрамовичам. Они — не народ, а паразиты на теле народа. А гос. аппарат в их руках — это и кандалы, в которые закован народ, и аппарат для высасывания крови из народа. Необходимо избавиться и от парламентских иллюзий, ибо парламент — это вражеский орган власти, к которому трудовой народ не имеет никакого отношения и на который народ не имеет никакого влияния.

В. Полыхаев