Против исторического материализма ополчились нынче все самые тёмные силы империалистической реакции. Нет и дня, чтобы где-нибудь, кто-нибудь не «разоблачал» и не «громил» марксистский метод понимания исторических процессов. Во главе тёмных сил идут, конечно же, идеологи современного империализма. В России — это путинские «патриоты».

Так что же предлагают хитрые путинские «патриоты» взамен историческому материализму?

Они предлагают нам субъективный идеализм.

По их мнению, историей общества движет не борьба общественных классов, выражающая противоречия между растущими производительными силами и устаревающими производственными отношениями. По их мнению, историей движут «великие личности», их личная воля, тогда как народные массы и общественные классы являются лишь пассивными наблюдателями или же безвольными марионетками в руках «великих личностей.

Вот классический пример путинского подхода к историческому процессу:

  • «Если бы не убийство Столыпина то возможно коммунизма в России не было при власти», — «гордо» заявил Денис Шәкүров (путинский «патриот»).

Перед нами чисто волюнтаристский подход к вопросу о возможности либо невозможности революции без учёта объективной почвы и наличия растущих внутренних классовых противоречий позднебуржуазного общества до их крайнего обострения, ведущего неизбежно к революционному взрыву.

«На известной ступени своего развития материальные производительные силы общества приходят в противоречие с существующими производственными отношениями, или – что является только юридическим выражением последних – с отношениями собственности, внутри которых они до сих пор развивались. Из форм развития производительных сил эти отношения превращаются в их оковы. Тогда наступает эпоха социальной революции. С изменением экономической основы более или менее быстро происходит переворот во всей громадной надстройке», — К. Маркс

В силу самих объективных законов развития капиталистического строя мы наблюдаем нарастание и обострение всех его внутренних противоречий, что закономерно ведёт и не может не привести к революционному взрыву. Но только с помощью острой политической борьбы революционного класса против своих угнетателей, класса, порождённого старыми общественными отношениями, может возникнуть качественный перелом, выражающий собой полное соответствие исторической необходимости. А именно — двигаясь к качественно новому этапу общественного развития, революционный класс, пролетариат, при поддержке различных слоёв трудящегося населения, включая и мелких собственников, с политической организацией, вооружённой научной теорией и являющейся твёрдым, централизованным ядром рабочего класса — рабочей партией, с её органами и хорошо налаженной связью с массами, — способен сломить реакционную систему буржуазной власти.

И кто бы ни был в числе её представителей/исполнителей — Столыпин-ли или иной «эффективный» палач, до поры до времени «патриотично» душащий революцию — это не имеет принципиальной для нас важности.

Есть субъективный фактор, но его нельзя до такой степени преувеличивать, ставить вперёд объективного, необходимого, поскольку его вызревание есть процесс объективный. Личности чинов, служащих буржуазного государства с марксистских позиций мы можем рассматривать лишь как надстроечные элементы, ярко выражающие и претворяющие в жизнь с помощью этого буржуазного гос. механизма интересы своего класса, отдельных его слоёв. Со своей индивидуальной спецификой, стратегией и тактикой и методами обмана и подавления трудящихся.

И вот здесь начиается субъективный идеализм гражданина Шакурова и других «патриотов». Потому как у них правит не класс, а конкретная личность. И хвост виляет собакой. И Столыпин — «спаситель России, которую мы потеряли». России, в которой крестьянина могли запороть на конюшне, за то, что плохо прогнулся перед барином. В России, которая развязала мировую войну за проливы в Чёрном море, а крестьян и рабочих гнали на убой капиталисты, ведь капитал должен ВСЕГДА прирастать. Если капитал не прирастает у одного капиталиста, значит прирастает у другого. Но виноваты у Шакурова коммунисты. Это мы ещё не говорим о том, что коммунизм в СССР не был построен. Из логики наших «патриотов» следует, что если историей двигают личности, то и источником всех изменений в обществе является борьба личностей, а не борьба классов. Иными словами, пролетариат должен сидеть на жопе ровно и ждать рождение «великого лидера», который придёт и «всех спасёт»!

Какому из двух основных классов выгодна такая выжидательная позиция рабочих — понятно.

Личность никак не может отменить и ликвидировать объективный ход исторического процесса, не может отменить основополагающих законов капитализма. Личность буржуазного политика может повлиять лишь скорость развития классовой борьбы, не обходя при этом и не отменяя объективных законов общественного развития.

Талантливый буржуазный политик может всего лишь несколько отсрочить пролетарскую революцию, умея «эффективно» обманывать трудящихся, и при этом так подавлять лидеров рабочего движения, чтобы сами трудящиеся воспринимали сие подавление как великое благо. Бездарный же буржуазный политик может лишь ускорить пролетарскую революцию, поскольку его действия, каждый его ход лишь провоцируют новые протестные выступления трудящихся. Каждое слово его вызывает в народе дикое бешенство. Каждая его попытка разбить рабочую организацию ведёт к ещё большему сплочению трудящихся и к ещё более интенсивному рождению рабочих лидеров.

Например, в годы тёмной столыпинской реакции очень тяжело приходилось революционным элементам. И в этом «заслуга» не только лично Столыпина, но и ряда объективных обстоятельств, таких, как слабость рабочего движения, спад революционной активности масс и стремительное наступление сил реакции по всем фронтам. После поражения буржуазно-демократической революции 1905-1907 гг. царской государственной властью искусственно создавались невыносимые условия для крестьянства, рабочего класса и прогрессивной интеллигенции, всячески ужесточались меры разделения крестьян и рабочих, рабочих и интеллигенции (махаевщина — теоретическое оружие, направленное против прогрессивной интеллигенции, которая якобы является отдельным классом и якобы эксплуатирует своими знаниями рабочих). Крестьяне массово подвергались насильственной пауперизации (аграрная реформа) в угоду капиталистам и кулачеству — социальной опоре царизма. Усиливались, ужесточались репрессивные меры в отношении как самих революционных элементов, так и в отношении подозревавшихся в сношении с ними. Новые царские аграрные законы защищали интересы крупной буржуазии, помещиков и кулаков. Помещичьи земли оставались в полной неприкосновенности. Каждый крестьянин получил право выйти из общины и закрепить свой надел в личную собственность. Выделявшимся из общины земля предоставлялась в одном месте (хутор или отруб). Община подвергалась насильственному слому, причём кулаки почти что задаром получали лучшие крестьянские земли. Недаром тогдашние крестьяне метко прозвали землеустроительные комиссии «землеграбительными», а само столыпинское землеустройство — «землерасстройством». Жестокий период столыпинской реакции был назван именем её главного действующего лица. Но ведь на месте Столыпина мог быть и другой палач, подавитель народных бунтов и оттягиватель революции в угоду царизму и власти капитала. Мог быть и менее кровавый, более хитрый стратег и тактик капитализма. А мог быть ещё более кровожадный выродок, упоённый своей «абсолютной волей» и «значимостью».

Субъективный фактор и фактор воли имеет определённое, но не решающее, значение в политике, каким его изображают путинские «патриоты».Сами материальные условия неимущих классов подталкивают их к классовой борьбе тем отчётливей и ощутимей, чем дальше идёт гниение старого общественного отношения и растёт степень гнёта и эксплуатации имущими неимущих. Рано или поздно передовые элементы революционного класса возьмут своё. Они объединятся сами, а затем объединят остальных для уничтожения власти капитала и всех старых порядков.

«Патриоты» лихо переоценивают роль личности в истории, совершенно не понимая того, как функционирует общество. Они не понимают, что общество поделено на классы, у которых абсолютно противоположные классовые интересы, и за эти интересы идёт жестокая классовая война. «Патриот» не хочет понимать, что человек — личность в истории — не правит, а всего лишь выражает интересы правящего класса. Ведь царь, президент, парламент, дума, министерства — это всё инструменты в руках правящего класса.

Само государство — это машина насилия, руками которой правящий класс навязывает свою волю классу подавляемому. И в царской России Столыпин был лишь таким живым инструментом в руках эксплуататорских сволочей: капиталистов, купцов, помещиков, кулаков-мироедов.

Вот только для тех же самых купцов, помещиков и прочей сволочи, любящей  свою прибыль, Столыпин со своими реформами оказался «слишком левым»: обижал коллег по опасному бизнесу и давал, по их мнению, слишком много воли холопам. Но Шакурову и «патриотам» это не интересно. Дайте им 20 лет покоя! Дайте им другой народ! Дайте им другую Россию(желательно без коммунистов)! Дайте им другой глобус! Дайте два!

Вот только так не бывает и не будет. Потому как Россия не жила и не живёт в вакууме. А была слабым звеном в цепи мирового империализма.

И сегодня «труп капитализма» издаёт такой смрад (не только в России, но и на всей планете), что появление новых коммунистов и социалистической революции — вопрос времени. И Шакурову и другим буржуазным «патриотам» следует снять розовые очки и оглянуться вокруг. Потому как классовая война (в том числе и против Шакурова) идёт ежедневно и ежесекундно. И здесь всё просто. Есть два класса: пролетариат и буржуазия. И если гражданин Шакуров и «патриоты» не за один общественный класс — то, значит, они за другой. И если «столыпинский галстук» надеть не на буржуя, то висеть на нём будет рабочий.

Куприянов А., Петров Р. и Святов В.